Верность жизни
  Девятнадцатого ноября у жены и верной подруги, теперь уже вдовы нашего знаменитого земляка Павла Захаровича Кочегина, моей самой замечательной соседки по дому, которой я не перестаю удивляться, Екатерины Ефимовны не менее замечательный юбилей - 90 лет. В этой связи я хочу рассказать о ней.
М. ГОРШКОВА.

  1918 год. В посёлке Краснопевская Мельница Усть-Уйского района у Ефима Николаевича и Александры Даниловны Куфтиных родился пятый ребёнок - девочка, назвали Катей. Екатерина Ефимовна с теплотой вспоминает о своих родителях: «Нам, детям, которых было десять человек, с родителями повезло. От отца, который не пил и не курил, я унаследовала трудолюбие, душевность и незапятнанную совесть, от мамы - рано вставать и поздно ложиться и везде успевать, а ещё рукодельничать: мама замечательно вышивала гладью и ришелье…». Её лицо светлеет, когда говорит о своей малой родине: «Усть-Уйка - это место, где река Уй впадает в Тобол. Широта и простор кругом, заливные луга, где росло много лугового чеснока, который в те годы занимал большую долю в нашем питании. Дома огород, да не один, в 12 лет я уже доила корову, была главной нянькой большой дружной семье»
  Катя, закончив 10 классов, намеревается поступать в институт. «Но в это время приезжает на побывку военный лётчик Павел Кочегин - друг моего старшего брата. Мы в детстве бегали вместе…». Увидев повзрослевшую и похорошевшую Катю, Павел влюбился сразу. Она ответила взаимностью красивому молодому командиру. Это была любовь с первого взгляда и на всю их жизнь. «В первый же вечер, - говорит Екатерина Ефимовна, - Павел сказал мне: «Катечка, ты хоть понимаешь, что у тебя глаза как две прекрасные миндалины? С такими глазами тебя нельзя здесь  оставлять. Поедем со мной?». Я сказала: «Да».
Молодая семья уезжает в Гомель, где Павел продолжает летать, а Катя поступает учиться в аэроклуб с мечтой летать вместе с Павлушей.
  1939 год. Павла направляют учиться в академию имени Ленина. Переезд в Москву и рождение сына помешали ей осуществить свою мечту.
  1941 год - знаковый год не только для семьи Кочегиных, но и всего нашего народа - началась Великая отечественная война. «Два с половиной года абсолютного счастья, - говорит Екатерина Ефимовна, - я имею ввиду наши отношения нашу любовь.
Я для него была Катечка, он для меня - Павлуша. И вдруг война: мне 23, Павлу 26 лет».
  Курсанты академии переведены на военное положение и брошены на защиту Москвы. Екатерина Ефимовна вспоминает: «Военная Москва - этой вой сирен, бомбардировки, продовольственные карточки и другие трудности. При бомбёжке я бежала с пятого этажа  с маленьким сыном на руках в бомбоубежище, где полно перепуганного народа, крики, плач. А ещё я дежурила на крыше, сбрасывала зажигательные бомбы. Твоё дежурство: ребёнка, который плачет, - к соседке, и - на крышу. Тогда даже мысли не было, чтобы отказаться от дежурства, ссылаться на маленького ребёнка. Это было время недоедания, недосыпания и ежеминутного страха за Павла».
  1942 год. Павел Захарович окончил академию и сразу - на фронт. Жён офицеров с детьми эвакуировали. Катя поехала в Шумиху, где тогда жили её родители. В Шумихе она в гуще дел, успевает везде: дома управляется по хозяйству, косит сено, заготовляет дрова, часто берёт с собой и сына. Помогает эвакуированным адаптироваться в сельской жизни. «Они же приехали из городов, - говорит она, - некоторые не видели печь ни разу, а её надо топить, не знали, как растёт картошка, а её надо выращивать, это же главный продукт военного времени».
  Имея замечательный голос и музыкальный слух, она участвует в художественной самодеятельности. «Мы пели даже арии из опер, - вспоминает собеседница, - давали концерты, которых люди ждали, очень тепло нас принимали, ведь наши концерты хоть ненадолго отвлекали от тягот войны и дум о близких, которые воевали».
Видя активную жизненную позицию Екатерины Ефимовны, её приглашают работать в военную цензуру. «Нас было 12 женщин, - вспоминает она, - мы читали письма с фронта и корректировали их. Это было очень непросто - читать чужое письмо, но время требовало этого, чтобы в тылу была вера в Победу и не было никакого панического настроения. Мы прочитывали мешки писем, приходилось работать и ночью».
  За работу в годы войны Екатерина Ефимовна отмечена медалью «За Победу над Германией». Интересуюсь: «Где брали силы на всё?». Отвечает сразу: «Вера в Победу и письма с фронта. Все люди жили этим  и много работали…».
Помолчав немного и подумав, она достала из шкафа шкатулку. С любовью подержала её в руках, положила передо мной, открыла, предложив почитать заветные письма. Одно письмо, второе, я уже не могла оторваться. Читая эти удивительные весточки, полные любви, нежности, воинской отваги, я была в том очаровании, какое бывает при встрече с прекрасным.
Вот несколько строк из писем Павлуши к своей Катечке: «Милая, милая моя Катечка, ты для меня больше, чем сама жизнь. Я не мыслю своей жизни без тебя. Благодаря тебе я иду сквозь тысячи смертей и остаюсь жив. Остаюсь жив и тогда, когда смерть хватает меня своими железными когтями, я вспоминаю тебя и нахожу выход из, казалось бы, безвыходного положения. И любовь к тебе, своей стране побеждает смерть». Или ещё: «Моя дорогая, любимая Катечка, пишу из госпиталя. Был сбит в Норвегии, трое суток в лесу. Спасли местные жители. Ну, это в прошлом. Подлечусь немного и снова в строй. Верь, меня согнуть нельзя, только сломать, так что жди и надейся…».
  1946 год. Павел Захарович демобилизуется из армии по состоянию здоровья: ранения, контузия, приезжает в Шумиху.
1949 год. Семья, в которой уже трое детей, переезжает в Куртамыш - родные места Павла Захаровича. Екатерина Ефимовна поступает учиться в педагогическое училище, сдав экзамены экстерном. Павел Захарович работает в редакции районной газеты и приводит в порядок свои заметки, написанные на войне о боевых товарищах, пишет статьи, очерки. Он на похоронах лётчиков дал клятву написать о них, если останется жив. И он её сдержал, написав книги «Под хмурым небом» и «В небе полярных зорь». А помогала ему в этом его верная подруга и жена, его Катечка. Она переписывала многочисленные тексты, это при том, что у неё своя работа, дома пятеро детей, да ещё корова. Когда не стали принимать тексты, написанные от руки, Кочегины продают корову и покупают печатную машинку, и Екатерина Ефимовна осваивает новую профессию - машинистки.
Екатерина Ефимовна была первой помощницей Павлу Захаровичу в открытии в Куртамыше на общественных началах краеведческого музея в 1960 году. Она оформляла стенды, помогала собирать экспонаты, документы из истории родного края. И так по жизни - вместе, дружно.
  Закончила Екатерина Ефимовна свою трудовую деятельность в 61 год. «Появилось свободное время, - вспоминает она, - я много рукодельничаю и пишу стихи». Свои стихи, которых большая общая тетрадь, называет самодеятельными, для себя, для своей семьи. В её стихах отражены все значительные события её семьи. Удивительно! Из них я узнаю, что у Екатерины Ефимовны 5 детей, 14 внуков, 12 правнуков и одна праправнучка. И одна большая, нет, громадная для неё потеря - смерть её любимого Павлуши в 1997 году.
                                                                                         «Трагедия случилась в полночь,
                                                                                           Ушёл навеки милый мой,
                                                                                           Ушёл и больше не вернётся,
                                                                                           Как это горе пережить одной».
  «Совсем недавно учительский корпус отметил День учителя. Ваша основная профессия - учитель. Что Вы скажете об этой профессии?». Подумав, она отвечает: «Чтобы стать преподавателем, нужно любить то, что преподаёшь, а самое главное любить тех, кому преподаёшь». «А как насчёт того, что помнят ли Вас Ваши ученики?». Смеётся: «Риточка, мои бывшие ученики давно уже пенсионеры… Вот ты, например, ведь тебя никто не просил писать обо мне, нет! Думаю, что это от сердца, от души. Вот и всё». Спрашиваю: «Как Вы относитесь к своим почтенным летам?». Отвечает: «Спокойно. Ведь, как сказал Куприн, рождение человека - случайность, а смерть - закономерность. А чтобы она со своей косой дольше не приходила, веду здоровый образ жизни, тружусь по силам. Стараюсь быть оптимистом, не делать никому плохого».
  И она прочитала мне четверостишие, родившееся у неё спонтанно:
                                                                                        «Запорошило голову инеем,
                                                                                          Ну, а сердце всё то же в груди,
                                                                                          Как в далёкой тревожной юности,
                                                                                          Когда всё ещё впереди».
  Здесь вся Екатерина Ефимовна - её оптимизм, вера в жизнь, людей, добро и труд. В свои почтенные годы она всё делает сама. На небольшом огороде выращивает овощи и картофель. А какие она печёт пироги! И в свои девяносто она по-прежнему красива.
  Уважаемая Екатерина Ефимовна! Здоровья Вам, оставайтесь и впредь такой, какая Вы есть!
***
                                                                                                                        Редакция присоединяется к пожеланиям автора.